В долгах как в шелках. Рост рынка потребительского кредитования. Правила денег от Уоррена Баффета, инвестора №1 в мире.

Теоретические аспекты и историческое развитие банковского дела

История древних веков не оставила достаточно полных сведений о том, когда возникли банки, какие операции они выполняли, что явилось побудительной силой их развития. В настоящее время сохранились сведения о первых деньгах древних народов (ракушках, мехах, золотых слитках, первобытных монетах), но не о банках. Иными словами, современная история накопила немалые материальные свидетельства древнего денежного обращения, но не дала ответа на то, какова при этом была роль простейших кредитных учреждений. Более того, сам период возникновения банков не определен в экономической литературе, не ясна их истинная природа.

Первые банки, по мнению ряда ученых, возникли в условиях мануфактурной стадии капитализма и появились, прежде всего, в отдельных итальянских городах (Венеции, Генуе) в XIV и XV вв. По их мнению, банк как особый институт товарного хозяйства возник не в связи с развитием товарно-денежных отношений на ранних этапах товарного хозяйства, а именно в тот их период, когда нужна была сеть специальных учреждений, регулирующих денежное обращение и производивших в более широких масштабах кредитные операции. Банк появился только на такой стадии развития кредита, когда без его широкой помощи невозможно было функционирование капиталистических предприятий. Не случайно банк характеризуется исключительно как явление капиталистического хозяйства.

Другая часть специалистов считает, что банки возникли в более ранний период — при феодализме. Они отмечают, что уже в античном и феодальном хозяйстве появилась потребность в функции банков как посредников в платежах.

Итак, бытующие представления о периоде появления банков расходятся не на одно-два десятилетия, а охватывают почти две тысячи лет. Значит, суть вопроса о первых банках даже не столько в определении какой-то исторической даты, приемлемой для различных сторон, хотя для экономической науки это также не формальный вопрос, сколько в определении того, что же считать банком. К сожалению, само слово «банк» нам не только не проясняет его сущность, а создает дополнительные затруднения в истинности наших суждений и представлений о первых кредитных учреждениях. Слово «банк» происходит от итальянского «Bапсо», означающего «стол». Эти «банко-столы» устанавливались на площадях, где проходила оживленная торговля товарами. Она велась с использованием разнообразных монет, чеканившихся как государствами, так и городами, и даже отдельными лицами. Единообразной системы монет не существовало. При покупке-продаже встречались монеты различной формы, разного достоинства, причем зачастую ниже нарицательной цены, которая была указана на них. В этих условиях потребовались специалисты, которые бы знали и разбирались во множестве обращающихся монет, могли бы оценить и дать советы по их обмену. Эти специалисты-менялы обычно располагались со своими особыми столами на торжищах (рынках), где происходила торговля. Если учесть, что в X в. Италия являлась центром мировой торговли, куда стекались товары и деньги различных стран, то станет понятным, почему банкиры стали непременными участниками в торговых операциях, а их «банко-столы» получали все большее распространение. Понятие банка, закрепившееся в нашем понимании, отождествлялось с менялами и их особыми столами и в Древней Греции, где банкиры назывались трапезидами (от греческого «трапеза», означающего «стол»). Свои трапезиды были и в Древнем Риме, где существовали менсарш (от латинского слова «mensа» — стол), занимавшиеся обменом валют, а также некоторыми другими денежными операциями. Получается, что первые банки возникали как бы на основе «меняльного дела» — обмена денег различных городов и стран.

Подобного рода отождествление природы банка с операциями по обмену валюты вуалирует истинное происхождение первых кредитных учреждений и, естественно, не может лежать в основе наших представлений о его сути. Сама по себе обменная операция является отражением товарного обмена, в ней нет еще кредитной платформы, которая определяет главное направление в деятельности банков более позднего периода. Но дело не только в этом. Чисто семантическое толкование слова «банк» приводит нас к выводу о том, что происхождение банка относится только к такому периоду развития хозяйства, когда деньги стали выполнять функцию мировых денег. Выходит, что на более ранних этапах, когда деньги обращались только на внутреннем рынке, банки еще не существовали. Вместе с тем известно, что сохранная операция, ориентирующаяся на внутреннее обращение, является более древней и именно она в большей степени приближает нас к раскрытию содержания кредитных учреждений.

По мнению историков, еще 2300 лет до н. э. у халдеев были торговые компании, которые наряду с выполнением своих непосредственных функций выдавали также ссуды. Упоминания о первых обособленных кредитных операциях относятся к VI в. до н. э. В Древнем Вавилоне практиковалась вкладная операция: прием вкладов и уплата по ним процентов. Эти же операции в IV в. до н. э. практиковались и в Греции. Примечательно, что наряду с приемом вкладов древние греки за известную плату производили обмен денег. Кто же выполнял эти первые банковские операции? По свидетельству историков, ими были как отдельные лица, так и некоторые церковные учреждения, у которых концентрировались значительные денежные средства. Храмы были надежным местом для хранения ценностей. Воры, относившиеся с почтением к алтарям, не грабили их. Вклады, неприкосновенность которых гарантировалась уважительным отношением к религии, сделали знаменитыми греческие храмы (Дельфийский, Делосский, Самосский, Эфесский), которые стали одновременно своеобразными банковскими учреждениями. В храме Артемиды в Эфесе сосредоточивались вклады с малоазиатского побережья, а в храме Аполлона в Дельфах концентрировались свободные денежные средства всей Европейской Греции.

Первые банкиры поняли, что накапливать огромные денежные богатства, лежащие без движения, непроизводительно, так как их можно было бы использовать и получать существенную выгоду, отдавая денежные средства во временное пользование либо открывая самостоятельные торговые и ремесленные предприятия. Залогом при этом обычно выступали корабли и товары, а в некоторых случаях — дома, драгоценные вещи и даже люди (рабы).

Предоставление банковской ссуды сопровождалось взиманием высоких процентов, уровень которых доходил до 36% годовых. Чрезвычайно дорого стоили и первые кредиты, выдаваемые на Руси. Во времена Ярослава Мудрого была установлена предельная ставка не выше 20% годовых. Однако эта ставка могла возрастать до 40% годовых, если ссуда выдавалась на короткое время. Наказание за чрезмерно высокий процент полагалось лишь в том случае, если его размер доходил до 60% годовых.

Вместе с кредитными операциями древних банков постепенно получили развитие и расчеты по обслуживанию вкладчиков. Расчеты производились с помощью так называемого трансферита, т. е. переноса денежных средств с одной таблицы (счета) на другую. Каждый вкладчик в банке имел свою таблицу с обозначением его имени. Если клиенты, как их теперь принято называть, сдали на сохранение свои свободные деньги в банк, то им уже не нужно было лично платить по той или иной сумме; все платежи за них выполнял банкир, у которого находились вклад и таблица (счет в современном понимании) с именем вкладчика. Денежные средства с таблицы одного вкладчика переносились на таблицу другого, образуя простейшие формы безналичных расчетов. Характерно при этом, что вначале необходимо было личное устное распоряжение клиента о перечислении денежных средств, однако затем появились письменные приказы (прототипы современных чеков), которые облегчали и ускоряли взаимные платежи. Удобства, создаваемые банками, не могли не привлечь внимания деловых людей. Постепенно банковская клиентура расширялась. Банки, в свою очередь, пошли на выполнение работ доверителей по составлению договоров между клиентами, стали выступать посредниками в торговых сделках. Для облегчения расчетов древние банки выпускали даже банковские билеты (hudu — «гуду»), которые обращались наравне с полноценными деньгами. По оценке одного из авторов, «вполне достоверным можно считать то обстоятельство, что хотя вексельными операциями древние банкиры не занимались, тем не менее существовали кредитные письма с обращением за платежом к банкиру».

Все эти свидетельства никак не подтверждают бытующее представление о том, что первые банки возникли в условиях мануфактурной стадии капитализма в форме банкирских домов.

Конечно, было бы несправедливо считать, что операции древнего товарно-денежного обращения свидетельствуют о функционировании банка. Процесс высвобождения и накопления собственных и чужих денежных средств (прием денег на хранение как наиболее древняя кредитная сделка) и их предоставление во временное пользование характерны для всякой формы кредита, в том числе и личного кредита, возникшего, видимо, наряду со становлением функции денег как средства платежа, т. е. задолго до превращения одной из сторон кредитных отношений — кредитора в банк. Наличие кредитора и заемщика, следовательно, — это далеко еще не зарождение банка, а только его предпосылка.

При каких же условиях возможность превращения кредитора в банк становится очевидной? Где проходит водораздел между личной формой кредита, а затем его ростовщической формой и банковским кредитом, когда одной из сторон кредитных отношений выступает не отдельное частное лицо (к примеру, ростовщик), а кредитное учреждение?

Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся еще раз к толкованию банка в современном русском языке. В справочных изданиях банк характеризуется однозначно как «Крупное кредитное учреждение». Дело, следовательно, в степени развития кредитного дела и в совокупности операций, которые выполняются кредитором по обслуживанию своих клиентов. Ростовщик перестает быть ростовщиком, как только кредитные операции, выполняемые им (в их совокупности), превращаются в систему. Кредит, исходя из своего функционального назначения, перестает удовлетворять чисто потребительские потребности заемщика и выдается на проведение хозяйственных операций. Наряду с совершением кредитных сделок кредитор начинает по распоряжению своих клиентов выполнять расчетные и другие операции. Банк, следовательно, — это такая ступень развития денежного хозяйства, при которой кредитные, денежные и расчетные операции стали в их совокупности концентрироваться в едином центре. Можно поэтому предположить, что первые банки возникли задолго до мануфактурной стадии капитализма, в период становления государства на этапе достаточно оживленного развития товарного обмена, денежных и кредитных отношений. Такого рода отношения, как свидетельствует история, были уже в рабовладельческом обществе.

В Древнем Риме существовали первичные нормы банковского и кредитного права. Согласно этим нормам в III в. до н. э. римские банкиры, специализировавшиеся на меняльном деле, назывались кумуляриями, им уже не разрешалось вести кредитные операции. Аргеитарии, специализировавшиеся на кредитном деле, получили возможность на базе посредничества в платежах предоставлять ссуды своим клиентам. Первые банкирские дома обслуживали действительно не только, а зачастую и не столько потребительские потребности. Диапазон кредитных сделок первых банков был достаточно обширным. По свидетельству историков, банки Древнего Вавилона предоставляли не только кредиты, но и покупали и продавали земельные участки, выполняли ряд других операций.

Признаком банка является и то, что кредит в своей основе становится платным. Ссудный процент не только покрывает расходы банкирского дома, но и обусловливает производительное использование заемщиком ресурсов, полученных им во временное пользование.


НОВОСТИ

23 июня 201722 июня 201720 июня 201719 июня 2017

Статьи, интервью, публикации